подпишитесь на рассылку

  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon

109012  Москва, ул. Ильинка, 3/8, стр.5    |    +7 (495) 162 0893     |     info@triumph.gallery     |     ежедневно с 11.00 – 20.00     |     вход свободный

ОКТАНТЫ

Степан Рябченко

21.10.2014 – 02.11.2014

 

Галерея «Триумф», Москва

Автономия бесконечности

Классическая эстетика представляет художественное произведение как нечто завершенное. Эксперименты XX века с фрагментарностью и серийностью, технической воспроизводимостью и изменчивостью искусства расширяют рамки этого определения, но не выходят за его пределы. Объем серии может варьироваться, число копий — достигать сотен тысяч, но произведение, чья объектная составляющая уходит на второй план, уступая место чистой идее, авторской интенции, остается конечным. Так же и зыбкий перформанс остается вещью в себе, а фрагмент достраивается до целого в воображении зрителя и в этом отношении не преступает положенных искусству границ. Но в методе работы Степана Рябченко обнаруживается простой — и тем более впечатляющий — выход из этой ловушки.

 

Графический цикл «Октанты» не может быть назван серией именно потому, что не поддается исчислению. Руководствуясь принципом, подсмотренным в природе, художник разрабатывает модуль, своего рода ствол, на геометрию которого наслаиваются цвета и фактура, образуя все новые композиции. Связь между версиями не горизонтальная, но генетическая. Стержень композиции — основа стереометрии: три координатные плоскости, разбивающие пространство на восемь областей, которые и называются октантами. В то же время эволюционный принцип, по которому развивается произведение, противоположен евклидовой математике, построенной на упрощенных абстрактных моделях, и напоминает альтернативную картину мира, какую предлагает нам фрактальная геометрия. Так устроен лист папоротника: целое состоит из множества частей, каждая из которых подобна целому — стебель ветвится, каждый отросток образует еще меньшие ветви и так далее. И с каждой новой версией «октантов» целое становится все более дробным, не теряя при этом автономии, но и не становясь завершенным.

 

Тот же принцип лег в основу одноименного градостроительного проекта. «Октанты» — поселение суверенное, но не имеющее предела. Архитектура этого города — еще один «папоротник», где каждый желающий может надстроить себе квартиру в любом свободном месте, поселиться на одной из ветвей. При этом всякий горожанин готов к тому, что на нем эволюция не остановится и вскоре дом разрастется над его головой. Так теория Дарвина встречается с христианской категорией смирения.