подпишитесь на рассылку

  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon

109012  Москва, ул. Ильинка, 3/8, стр.5    |    +7 (495) 162 0893     |     info@triumph.gallery     |     ежедневно с 11.00 – 20.00     |     вход свободный

АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ

Татьяна Хэнгстлер

11.11.2011 – 27.11.2011

 

Галерея «Триумф», Москва

17 скульптурных объектов продолжают тему холодного оружия, подхваченную художницей и представленную в фетишистском, пацифистском и даже метафизическом ключе. Мечи, сабли, кукуры, дирки, катаны, ярубы, норвежские топоры.

 

Хэнгстлер создает новые объекты, стремясь по-возможности передать благородство и породистость исходных образцов. Работа с металлом – ковка, шлифовка и другая обработка поверхности вплоть до ювелирной – это элементы художественного языка, позволяющие показать, насколько этот язык укоренен в сознании, включая даже самые архаические его формы. Благодаря этому «разговору на общем языке» Хэнгстлер удаётся сохранить те многообразные культурные пласты, которые запечатлены в холодном оружии: символические, мифологические, тотемные, мемориальные и пр. Главный вектор здесь – сакральный. Дальний отзвук его присутствует, разумеется, в  «эротизированном» виде в свойственной молодежным и коллекционерским культурам фетишизации оружия.

 

Это не первые опыты работы художницы с темой холодного оружия. Год назад в Триумфе прошла выставка скульптур Хэнгстлер – увеличенных каменных наконечников, теряющих за счет размеров свою утилитарность и позволяющих задуматься о прогрессе и технологиях. 

 

Также и в новом проекте художница не работает с готовыми образцами – видоизменять их было бы варварством, оставлять в целости, в виде реди-мейдов – коллекционерством. Поэтому Хэнгстлер лишает холодное оружие его важнейшей функциональной детали – рукояти, ручки. Возникает новая композиционность (за счет перецентровки, приёмов раппортности (повторения), зеркального удвоения и пр.). Без ручки боевые единицы имеют коннотации не только пацифистского плана, вроде «Прощай, оружие!». Здесь масса иных планов: защита от грубой традиционной функциональности, рутины убийства или вообще – недоступность, нежелание даться в руки. И неизбежно возникает мысль об иной функции – метафизической. Теперь, трансформированные художником, лишенные рукояток, орудия больше не обладают возможностью «приземлиться» в ножны. В них остались только заботливо сохраненные художником символы, дух ритуалов и воспоминания.

Подробнее о художнике: Татьяна Хэнгстлер