подпишитесь на рассылку

  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon

109012  Москва, ул. Ильинка, 3/8, стр.5    |    +7 (495) 162 0893     |     info@triumph.gallery     |     ежедневно с 11.00 – 20.00     |     вход свободный

РЕЙВЫ, НА КОТОРЫХ Я НЕ БЫЛ

Алексей Таруц

21.07.2014 – 17.08.2014

Центральный Манеж, Москва

www.moscowmanege.ru

В рамках проекта «Большие надежды».

 

Много лет назад, в восьмидесятых, появился очень важный художник, со временем ставший классиком, и, как все классики, переставший быть интересным радикальной и критически мыслящей -художественной публике. Этот -художник — Билл Виола. Его ранние, почти нон-спектакулярные работы приучали зрителя быть предельно внимательным. Они объясняли смотрящему на экран, что, в отличие от фильмов Уорхола, где -действительно ничего не происходит, сюжетное действие здесь может быть скрытым, а весь -аттракцион заключается в том, чтобы его заметить. Позже (здесь мы должны согласиться, что визуальное искусство находится в авангарде креативных -индустрий) этот приём вошёл в обиход сначала европейского, а затем и голливудского кино, и далее — рекламы и телевидения. Этот аттракцион был недорогим, имел благородный интеллектуальный флёр и до какого-то момента работал бесперебойно. Сейчас, в зависимости от конкретной креативной индустрии и конкретного СМИ, этот приём встречается всё реже.

 

В работе «Вне ритуала» Таруц убирает само предъявление действия как такового, оставляя только условия. Зритель понимает, что перед ним заснятые на -камеры слежения драки у ночных клубов, но центрального события не видит. Видео этих драк лежит в свободном доступе, и любой пользователь интернета может заворожённо наблюдать за производством насилия и хтонической эмоциональностью участников. Что меняется, когда из «документа» делают художественный объект, наделяя его пластическими и эстетическими характеристиками? Это исследование не столько о происхождении внимания к насилию и банализации зла, сколько о том, что именно позволяет зрителю идентифицировать себя с происходящим, с документом, и насколько вмешательство в условную «реальность» способно вывести смотрящего из привычной зоны комфорта. Образ трёхмерной видеоскульптуры камня отсылает -одновременно к ситуационистской эстетике протеста, где «под булыжниками мостовой пляж», и к романтичному «побегу» от системы разбиванием камеры слежения этим самым булыжником.