подпишитесь на рассылку

  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon

109012  Москва, ул. Ильинка, 3/8, стр.5    |    +7 (495) 162 0893     |     info@triumph.gallery     |     ежедневно с 11.00 – 20.00     |     вход свободный

ALINA

Николай Онищенко

21.10.2014 – 02.11.2014

Галерея «Триумф», Москва

Доверие к инородному

Глаз устроен парадоксально. Взгляд цепляется за привычные детали и соединяет их в предметы — по готовым моделям в сознании, где для всего найдется ярлык. Мы так привязаны к этим шаблонам, что видим в бесформенном — облаках и пятнах на стене — очертания людей и животных. Между тем картинка, сплошь состоящая из знакомых объектов, утомляет и притупляет чувства. Разум привык классифицировать, но постоянно ищет то, что классификации не поддается. И как только в поле зрения появляется нечто новое, мозг торопеет от приятного страха неопределенности. От чужого хочется бежать, но всегда есть соблазн узнать его поближе. Проект Николая Онищенко — оптическая игра, где привычное и надежное оказывается посторонним и опасным, а чужеродные объекты — притягательными и «своими».

 

Alina напоминает историю одной болезни. Известный пациент нейропсихолога Оливера Сакса был математиком, увлеченным живописью и потерявшим способность видеть объекты целиком. Он мучительно пытался выстроить полные образы предметов и понять их предназначение по обрывочным фрагментам и погружался все глубже в мир холодной и невещественной геометрии. Прогресс его заболевания можно было наблюдать по тому, что математик рисовал: от реалистичных сюжетов он постепенно перешел к чистой абстракции. В конце концов пациент уже не мог выполнять простые повседневные действия, хотя и остался гениальным ученым-теоретиком. А Сакс озаглавил в его честь свою главную книгу — «Человек, который принял жену за шляпу».

 

Николай Онищенко ставит зрителя в положение этого математика — одновременно до и в процессе болезни. Глаз моментально улавливает изображение обыденного: дорожную разметку, фасад здания, коридор, верхушки деревьев, но на равных правах со знакомыми предметами в пространстве парят инородные геометрические тела. Эти объекты кажутся то выпуклыми, то вогнутыми, они то ли медленно приближаются к наблюдателю, то ли стремительно удаляются от него, но, как бы то ни было, в их присутствии повседневное уходит на задний план, словно на него наброшена пелена. При этом фигуры, не соотносимые с жизнью по эту сторону работы, лишь поначалу кажутся угрозой, но затем ощущаются теплыми и фактурными, в то время как вещественная часть произведения оборачивается чем-то отстраненным и неприятным, будто относится от зрителя на десятки световых лет.