подпишитесь на рассылку

  • Серый Instagram Иконка
  • Серый Facebook Icon

109012  Москва, ул. Ильинка, 3/8, стр.5    |    +7 (495) 162 0893     |     info@triumph.gallery     |     ежедневно с 11.00 – 20.00     |     вход свободный

ПАРАДИЗ

Александра Вертинская 

17.09.2019 – 24.11.2019

МАММ, Москва

www.mamm-mdf.ru

куратор

Полина Могилина

С древних времен цветы занимают важное место в изобразительном искусстве. Будучи связанными с любовной символикой, религиозными культами и поклонением величию природы в целом, они являлись важной частью религиозных подношений и декораций празднеств во всех древних культурах, начиная с Ассирии и Египта. В Древней Греции и Риме цветы прочно ассоциировались с богами и героями, как их символы и атрибуты их культов. В Средние века цветущие сады стали прообразом небесного рая на земле, а сами цветы, считавшиеся прекраснейшими из божественных творений, с развитием христианской теологии приобрели множество символических значений. Так, белая лилия, символизирующая чистоту и непорочность, неразрывно связана с образом Богоматери и является неотъемлемым атрибутом в сценах Благовещения. Красные розы, наряду с гвоздиками и маками, могли служить символом Страстей Христовых и пролитой христианскими первомучениками крови. Аквилегия же, по форме напоминавшая голубя, стала символом Святого духа.

Специфический средневековый образ «огражденного сада» отсылал к саду небесному – Эдему, Парадизу – в котором не существует смены времен года и царит вечное лето и цветение. Именно в таком саду на знаменитых шпалерах конца XV века из музея Клюни в Париже изображена непорочная Дева с единорогом. Изобилующая цветущая растительность появляется и в сценах, живописующих рай на картинах нидерландских и итальянских мастеров. Конечно, нельзя не вспомнить знаменитый триптих Иеронима Босха «Сад земных наслаждений» 1500-1510 гг. (Музей Прадо, Мадрид), центральная и левая створка которого представляют изображения рая в виде прекрасного сада с пышной зеленью, кристально чистыми водоемами и самыми разными представителями фауны – реальными и вымышленными.

Бурное развитие садоводства совпало по времени с зарождением отдельного жанра цветочных натюрмортов. Один из первых самоценных цветочных натюрмортов был исполнен Хансом Мемлингом около 1485 года (Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид) и также имел религиозное значение. Расположенный на обороте мужского портрета донатора, он явил собой изображение букета лилий, ирисов и аквилегий, связанных с символикой Богоматери, в майоликовой вазе с монограммой Христа. Параллельно с христианской символикой, образы цветов все прочнее укоренялись в куртуазной культуре. В светском контексте они приобретали совершенно иные символические значения, связанные с выражением чувств и личностных качеств. В связи с бурным развитием жанра цветочных натюрмортов в Голландии XVII века художники стали получать заказы и на отдельные изображения цветов — своего рода портреты редких и прекрасных образцов, в иных случаях составлявших целые коллекции. Интересно, что в одном букете могли оказаться цветы, которые цвели в совершенно разное время и лишь умозрительно были объединены художниками в единую композицию.

В своем творчестве Александра Вертинская дает вторую жизнь классической теме. Как и старые мастера, художница живописует цветы с натуры, пытаясь запечатлеть и увековечить их сиюминутную и непрочную красоту. Неожиданно, традиционные образы получают в ее творчестве актуальное прочтение. Вертинская использует для их создания остро-современные художественные приемы и технологии, получая на выходе многослойные произведения в авторской технике, сочетая первоначальные «подготовительные» изображения на холстах — будь то фотографии, коллажи, шелкографии — и живопись, не столь дополняющую, сколь полностью преобразующую произведение. Живописная основа важна для автора, так как именно она является связующим мостом между миром реальным и миром вымышленным. Появляющиеся поверх отпечатков художественные формы — словно ожившие фантазии, дополняющие скупую статичную материальность пульсирующей живой красотой.

Отдельной частью экспозиции стала инсталляция «Кабинет», где прекрасные цветы, изображенные художницей, живут бок о бок со старинной научной ботанической  гравюрой, учебными плакатами, образчиками гербария и картинами старых мастеров. Подобный кабинет предлагает иную сторону благоговения: не только лишь эстетическое созерцание, но скорее глубокий взгляд внутрь природы и самого мироздания. Сухой мир каталогов, картотек и архивов оживает и подчеркнуто лишается темпоральности.

Наряду с работами прошлых лет в состав выставки «Парадиз» вошла новая серия произведений, в которой Александра Вертинская обращается к теме ботанического сада как проекции рая небесного на земле. Появлению ботанических садов в Европе предшествовало возникновение в V веке «аптекарских огородов» небольших размеров при средневековых монастырях, где выращивали преимущественно лекарственные растения для медицинских целей. Позднее, уже в эпоху Возрождения, назначение аптекарских садов сменилось — растения стали выращивать не только для решения практических задач, но и для изучения и научного исследования. Первые такие сады появились в XIV веке в Италии, что было обусловлено расцветом гуманизма и распространением научных знаний. Идея райского сада – парадиза – сохранялась в форме огражденного пространства, отделенного от бренного и грешного земного мира и отданного цветам и деревьям. Начиная с XVI века, параллельно с развитием университетов, увеличилось число ботанических садов как в Италии, так и в других странах Западной Европы. Европейская колониальная экспансия внесла свои коррективы в образ и строение ботанических садов. Большое место отныне отводилось воссозданию географических условий, отдельное внимание уделялось экзотическим образцам. Эволюция ботанических садов превратила средневековые «аптекарские огороды» в сложносоставные масштабные институции, которые мы знаем сегодня — с уникальными пейзажами, богатейшими коллекциями и исключительными ботанико-историческими экспозициями. Вместе с тем, ботанические сады совершенно утратили первоначальную идею проекции рая. Посетив старейшие ботанические сады Италии, Александра Вертинская собрала собственный архив образов и впечатлений, который дополнила живописью. Обращаясь к жанру черно-белой фотографии, художница снимает разные их уголки – порой пришедшие в запустение, тлеющие, словно образы прошлого. Отдельные фрагменты садов, запечатленные камерой художницы, в ее работах внезапно становятся самоценными мирами в которые она вдыхает жизнь живописной иллюминацией, точечно наполняя цветом некоторые фрагменты, а именно изображения живого и прекрасного – растений и цветов. Вновь обращаясь к цветочному жанру, Вертинская приглашает зрителя в прекрасный сад, в котором можно скрыться от повседневности и суеты и уединиться с самим собой, своими мыслями, печалями и радостями в окружении самой жизни — всегда цветущей, вечнозеленой и упоительно прекрасной.